etiquette.by

Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

+375 (33) 667-07-70

VIBER +375 (33) 667-07-70



Font Size

Вид

Наши публикации

  ©  Геннадий Сахаров

Я очень поздний ребенок. Матушка моя и мой отец родились еще до октябрьского переворота. На момент их бракосочетания много церквей еще не было уничтожено, и они были венчаны по православным канонам. А вот чтобы окрестить меня, моей тетушке пришлось отвезти меня по великой русской реке Волге в старинный град Кинешма: церквей на Руси тогда уже почти не осталось. Не осталось и церковных архивов, в том числе и той церкви, где были венчаны мои родители. И при оформлении отцу пенсии им пришлось почти в 60-ти летнем возрасте в государственной конторе записи актов гражданского состояния (ЗАГСе)  выправить себе бумагу о том, что они являются мужем и женой.

 

Вы уж простите меня, уважаемые читатели, это мой «бич» и мой «крест»: почти в любом своем рассказе или статье отвлекаться от главной темы. Но невозможно не высказать того, что идет параллельной линией в ассоциативном плане, иначе  слишком уж «плоской» становится эта главная тема. И действительно получается, что «мысль изреченная есть ложь», поскольку не со всех аспектов она освещается.

Так вот что тогда происходило с моими родителями (ох уж эти коммунисты!). По каким-то там правилам, помимо меня – несовершеннолетнего, мою мать записали к отцу в иждивенки! А без свидетельства из ЗАГСа этого они сделать не могли, и у отца были бы какие-то проблемы с получением пенсии. Её записали иждивенкой, поскольку никакой пенсии в старости ей не назначили по причине того, что она, якобы, не работала…

Но вот канадцы подсчитали, что каждый мигрант, прибывший в страну, в среднем за свою трудовую деятельность приносит государству прибыли на сумму около трехсот тысяч долларов.

Сейчас наше государство платит деньги  за взятых на воспитание чужих детей. При этом еще неизвестно, хватит ли у этих «воспитателей» таланта вырастить их людьми достойными (читайте внимательно А.С.Макаренко: настоящие бандиты никакому перевоспитанию так и не поддались, ушли они от него), хотя надеяться надо на лучшее.

Моя мать вырастила и воспитала семерых, из оставшихся в живых, детей. Но мы были ее родными детьми, ставшие образованными и квалифицированными «советскими трудовыми кадрами». Так вот она, вырастившая эти «кадры», видите ли, не работала, а была «иждивенкой».

Но до этого у ее отца — моего деда — отобрали всех коров и лошадей вместе с упряжью, и заставили его работать на этих же лошадях, но уже вроде как на «ихних», что называется «за Родину, за Сталина». Потом был еще и ГУЛАГ… Так обошлись с ним на его Родине, куда он пешком прошел половину Европы, сбежав из германского плена. А тот Ванька-голоштанный из Комбеда, реквизировавший чужое добро, он, по- их мнению, иждивенцем у моего деда не был…

 Не торопитесь, уважаемые читатели:  я все «разложу по полочкам», и вам будет понятно, почему я делаю такие отступления.

Деда по матери я помню хорошо, поскольку он дожил до 96 лет, и получил инсульт в церкви во время пасхальной службы. Наверное, восторг умиления слишком сильно воздействует на людей такого возраста. Перед самой смертью к нему вернулась четкая речь и ясный разум: он с достоинством попрощался с моей крестной (она же моя тетушка), и попросил не плакать.

Дед по отцу — Игнатий Львович не остался в моей памяти по причине того, что я, как уже говорил, был поздним — последним из девяти рожденных детей моего отца. Из обрывков разговоров родителей я знал, что он был церковным старостой, однако в детстве я просто не понимал, насколько нужно было быть авторитетным и уважаемым человеком, чтобы все окрестные жители в те времена доверили ему свою святыню.

Но вот что однажды произошло. Будучи уже вполне взрослым молодым человеком, я как-то зашел в редакцию одной из газет, в которой иногда публиковался. В отсутствие главного редактора  его пост замещал ответственный секретарь, и я попал на прием к нему. Уже зная меня как автора по фамилии, он поинтересовался, откуда родом я и мои родители. Я рассказал. И на всю жизнь запомнил то обескураживающее удивление, которое посетило меня от его реакции на мои слова.

Этот пожилой человек интеллигентного вида, глядя на меня каким-то глубоким и пристальным взглядом, с неподдельным пиететом медленно произнес: « О-о, я знал вашего деда — Игнатия Львовича, —  и покрутил головой из стороны в сторону, — это был челове-ек…».

Такое западает в душу.

Но вдумайтесь: испытает ли хоть один незаконнорожденный ребенок то чувство гордости за свою полноправную причастность к уважаемому роду? Никто не знает, какая «смердяковщина» ютится в потаенных уголках души таких детей. А ведь это делают с ними те, кто должен быть для них настоящими родителями…

  И вот к чему я все это рассказал. Мои родители  получили, как теперь принято говорить, тот «национальный культурный код», который на генетическом уровне и в наследственной памяти заставлял жить и действовать в соответствии с гармонией строения их духовной составляющей личности, независимо от выдуманных сторонниками «марксистско-ленинского учения» правил.

История моей семьи, я полагаю, типична для миллионов россиян.

Отцу моему и в голову не приходило назвать свою жену «иждивенкой», как «окрестили» ее эти новые послеоктябрьские 1917-го «хозяева жизни». Они были венчаны, дав клятву любви и верности, и мать моя до последнего дня ухаживала за больным отцом, слегшим в постель почти сразу после получения той несчастной пенсии (он защищал блокадный Ленинград — вероятно, сказалось).

Сам я, как ранее отмечал, крещен и тоже венчан со своею супругою по православным канонам. Дети мои состоят в официальных браках. Крещены мои  внуки.

 И вот теперь вопрос непосредственно по теме сегодняшнего нашего разговора — Что есть супружество? Это добровольно взятый на себя обет посвятить свою жизнь избранной тобою «половинке». Если это не так, ни о каком супружестве говорить не надо. Распевайте свои песни: «…раньше думай о Родине, а потом о себе...», влюбляйтесь и «разлюбляйтесь», но если и карьера и деньги — это не ради семьи, то здесь нет никакого супружества.  Это как раз и есть та самая «проституция», о которой говорил классик коммунизма: «Брак без любви  есть узаконенная проституция». Нанося этот подлый удар по семейным устоям, он дал моральное право проституткам обоих полов вообще не узаконивать брака в ожидании скорого прохода любви. А уж по поводу хамства этой фразы и вовсе сказать нечего: если кто-то из супругов влюбился в другого человека и остается в семье, кого этот «мыслитель», в таком случае, предлагает назвать проституткой?

Нет, дорогие мои, супружество есть самоцель воплощения в более прекрасное, чем ты сам, потомство, несмотря ни на какие, после заключения супружеского союза, жизненные передряги.

У русских нет школы по подготовке к супружеской жизни. У евреев такая школа есть. Не потому ли и существует расхожая фраза о том, что реальную власть на Земле осуществляет «мировая жидо-масонская закулиса», что они учат своих детей, как нужно жить?

 У нас отсутствует многое. Отсутствует и «институт проповедничества», несущий слово Божие народу. А нагрудные крестики зачастую одеваются в качестве украшений, а не символа исповедания красивой и человеколюбивой религии.

В принципе, молодые люди, полюбившие друг друга, желают, не таясь и не стесняясь, дать обещание перед своими родными и близкими, а главное — перед Богом — быть верными друг другу и в горе и в радости; и в богатстве и в бедности; и в здравии и в болезни. Но почему же у нас — православных — вместо этого проводится какой-то странный обряд, где ожидаемое торжество превращается во второстепенное присутствие молодых (не говоря о гостях) на процедуре бубнения священниками каких-то непонятных слов непонятно о чем с многократным упоминанием имен церковных начальников? Таковы каноны? Полноте, кто бы говорил…Ладно, если б это заявляли представители сторообрядческой церкви…Ведь изменили же каноны, когда это понадобилось, и сторообрядцы — это как бы уже и не совсем «правильные» православные. Не так ли?

Почему же нельзя для современных молодых людей сделать этот обряд таким же красивым, как и у католиков?

 Человек тянется душою своею к Прекрасному, а на его пути встает некий церемонимейстер в лице православного священника, делающего вид, будто он отправляет священное таинство, вся таинственность которого заключается в непонятном бормотании каких-то слов с одновременным осенением себя время от времени крестным знамением, после чего присутствующие так же торопятся успеть перекреститься.

 

Я встречал случаи, когда перед бракосочетанием один из молодых людей переходил в католическую веру ради того, чтобы обряд венчания был понятным и красивым, был именно той процедурой, которой молодые люди и хотели увенчать свое решение о начале совместной жизни.

Раз уж церковь взялась как-то упорядочить религиозные устремления соответствующими  случаю ритуалами, то оказывать-то эти услуги (платные, кстати) надо бы, мне кажется, с учетом пожеланий «клиентов».

 Каноны… Перед моим венчанием меня принудили исповедаться. Без исполнения этого условия венчание, вроде бы, будет не совсем правильным. Чего он хотел от меня услышать, этот «представитель Господа Бога на земле»? Переписывался ли я анонимно шутливыми стишками на дверках кабинки общественного туалета? О каких проявлениях личности они еще не знают, любопытствуя у каждого о темных уголках его бытия? Должна ли быть церковь помойкой, где нужно сбрасывать «духовному ассенизатору» грязь со своей души?

Думаю, там нужно черпать чистоту и свет для ее омовения, а не беседовать с мужчиной в рясе о неприглядных вещах.

Человек общается с Господом напрямую, да так и должно быть (от Матфея, гл. 6, стих 5,6).  Роль церкви, мне кажется, — научить человека не стесняться проявлять себя поклонником христианской морали, более того — гордиться этим, а не изображать из себя надсмотрищика над неразумною паствой. В детстве мне было просто страшно заходить в  это здание, где бородатые «дядьки»  грубыми голосищами орут непонятно от чего на тихих, покорных старушек.

А уж «втюхивать» верующим некачественный «обрядовый продукт» и вовсе негоже.

Впрочем, по поводу института церкви, если  Господь Бог позволит,  можем порассуждать отдельно.

Возвращаясь же к сегодняшней теме, поговорим вот о чем.

 Главная суть супружества — создание семьи.

Сожительство  такой цели перед собой не ставит.  Но оно стало допустимой в обществе нормой.

Что ж, пусть бы так и было, если исходить из необходимости допущения обществом некоторых форм личной свободы.  Но эти допущения невероятным образом извратили весь глубинный смысл семьи как сути супружества по причине вмешательства в божественное провидение новоявленных умников-законодателей: они «подкинули» великий соблазн для рождения детей во грехе прелюбодеяния.

Слаб человек — ему трудно не поддаться искушению. С некоторых пор люди начали создавать семьи, не придавая им вообще никакого статуса, полностью разрушая основы их существования на базе публичной клятвы, еще дохристианского обычая «поклонения миру».  

 

Поддержка государством этого греха позволила возникнуть новой  форме мошенничества — явление матери-одиночки.

Мошенничество сожителей  на льготах матери-одиночки (собственно, что должно было быть только для вдов и еще некоторых отдельных категорий женщин) возникло по той причине, что эти самые умники-законодатели сочли справедливым, если  ответственность вместо отцов-подлецов  за их детей будут нести добропорядочные граждане. Это же касается и девиц определенного склада поведения. (А ведь выдача в России «желтых билетов» отдельным дамам очень способствовала хранить свою честь девицам достойным…)

 Я полагаю, вовсе неслучайно Господь приоткрыл тайну генетического кода, и никто теперь не может отказаться от своего потомства.  Одновременно такой вопрос как сохранение тайны (в том числе родителями) зачатия детей  от донорской клетки и рожденных  суррогатными матерями законодательно не отрегулирован.

Спекуляция положением матери-одиночки  — это следствие утраты естественных моральных устоев общества. ЕСТЕСТВЕННЫЕ устои — это когда элитой общества являются люди в высшей степени достойные и умные, выдвигаемые на верх самим обществом  через механизм самоорганизованного управления, либо справедливую систему реальной  власти (конечно же, с учетом полуироничного афоризма Карела Чапека о том, что справедливость — есть право сильного).

Прошу прощения и за это, как вам может показаться, лишнее отступление, но поверьте, оно здесь тоже вовсе не случайно.

Ну, а теперь обратимся непосредственно к отличиям между понятиями супружества и сожительства. Можно даже по пунктам.
1. Процедура помолвки (в низах — сватовство, сговор)  — есть открытая, публичная акция о серьезных намерениях сторон, достойно и праведно вырастивших свое потомство, к достойному продолжению своего рода.

Сожительство такой процедуры не требует.

 2. Вступление в супружество — также открытая и публичная акция, на которой  в присутствии уважаемых лиц  и перед Господом Богом жених и невеста дают торжественное обещание  с честью нести по жизни «крест супружества». То есть исполнять обязанности жены и мужа добросовестно и терпеливо, что бы ни случилось.

Для вступления в сожительство ни от кого не требуется вести себя достойно перед уважаемыми людьми и прилюдно (не говоря уже о Боге)  давать обещания быть порядочным человеком.

Сожительство — безобязательное, часто скрываемое от близких, а тем более достойных и уважаемых людей действо, эгоистично направленное на достижение собственных удобств и удовольствий, полностью отрицающее самопожертвование  — вершину христианской морали.

 Собственно, по этим критериям — публичность, продуманность и способность к самопожертвованию у одних, и по бездумному стремлению к получению скрытно сиюминутных удовольствий и удобств у других  и принимаются решения о совместной жизни.

 И если главным опасением  у первых является: «Не приведи Господь к расторжению брака», — то для других задней мыслью остается: «В случае чего — разбежимся!»

Господь Бог, вдыхая душу в зарождающуюся личность, дает ее светлой, как белый лист бумаги. И он дает этот «белый лист» родителям, чтобы они оставили на нем свои знания и законы, по которым сами хотели бы жить.

Живущие хитростью, ложью и воровством оставляют свой след в душе ребенка, наряду с заложенным в него генетическим кодом  и наследственными склонностями. Дети вырастают, становятся взрослыми и несут в своей душе  этот след, оставленный их родителями.

Факт сожительства заставляет очень сильно задуматься о том, что за личности ведут совместную жизнь таким образом, и каким станом — демонов или Божиих ангелов — охраняются их души.

 xxx

 Я никого ни к чему не призываю. Как я уже говорил, судьба моя типична для миллионов россиян, многим из которых при «коммунистической чуме» только что и оставалось, что пьянствовать да валять дурака из опасений быть уничтоженным системой.

Страна понемножечку очищается от этой скверны. Наворованные в последние годы миллиарды потомками «Ванек-голоштанных» (кстати, это подлинная кличка председателя Комбеда в деревне моей матери) перейдут к основательным, продуманным, СИЛЬНЫМ семейным кланам, а значит перейдет к ним и реальная власть, устанавливающая правила жизни. Никакие «охотники за любовью», которым нечем дорожить и не за что цепляться, кроме своей «кроличьей любви», не смогут быть им конкурентами. Жизнь должна войти в свое ЕСТЕСТВЕННОЕ русло.

 И вот еще что хочу сказать. Был такой советский писатель — Николай Кочин, в молодости шибко проникшийся революционным духом, хотя родился в русской крестьянской семье. (Как это ни странно, но мой земляк по  Нижегородской губернии).

Так вот, в конце своей долгой жизни  он написал: «Глупый ненавидит умного так же, как бедный богатого, как голодный сытого, как ленивый трудолюбивого и как безнравственный — человека нравственного…» (извините, цитирую по памяти).

       Понимаю, что многие будут меня ненавидеть за сказанное здесь, но позвольте и мне равно так же ненавидеть и вас, уважаемые мои оппоненты (от Матфея.7-12), «…ибо в этом закон и пророки.».

      P.S.  Неверующие могут исключить из текста слова о душе и о Господе Боге, заменив их подсознанием, собственной совестью либо Природой, а противоборствующих ангелов добрыми и злыми побуждениями в подсознании. Но что изменится в сути дела?
 


Вы здесь: Главная Публикации "Гражданский брак" как проявление демонизма
Real Time Web Analytics Other