Наши публикации

Магия настоящей поэзии...

 

МАГИЯ НАСТОЯЩЕЙ ПОЭЗИИ…

 © Геннадий Сахаров

Пожалуй, начну с парадоксов. Возможно, кое-кто еще помнит газетные публикации 70-х годов о том, как в Италии группа молодых людей грабила небольшие магазинчики. Они окружали продавца либо хозяина торговой лавки и, напевно повторяя какие-то непонятные слова, вводили его в ступор. После чего забирали деньги и ценные товары и удалялись.

Это первое.

Второе. Возможно, многим непонятно, как «охмуряют» брачные аферисты вполне адекватных и рассудочных женщин.  

 

А один удивительный случай подвигнул даже к постановке художественного фильма, когда женщина-следователь помогла преступнику сбежать из-под стражи.

У меня, конечно же, немалый жизненный опыт, я встречал довольно большое количество людей абсолютно разных, и мне воочию приходилось наблюдать не менее удивительные вещи.

Так, один мой хороший знакомый, желая увлечь заинтересовавшую его женщину, ни  с того, ни с сего, а иногда и вовсе неуместно,  начинал читать стихи. И что же?..

Многих женщин он добивался…

Конечно, в основном отбор стихов подчеркивает интеллект и внутренний мир человека, который декламирует чьи-то чужие стихи, соответствующие его духовному складу. С большинством это так и происходит, но не с моим знакомым.  Человек он в некоторой мере даже талантливый, думающий и вполне активный. Когда-то он интуитивно уловил магические свойства звуков и обратил внимание на то, что именно поэзия очень быстро вводит человека в то душевное состояние, с каким поэт создавал свое произведение. Если  к этому добавляется еще и собственное вхождение читающего в то же состояние чувств, то воздействие звукового ряда совместно с энергетическим всплеском многократно увеличивается. Кстати, выражение «войти в образ» является просто необходимым требованием в развитии актерского мастерства для усиления меры воздействия текстовой информации энергетикой.

Так вот, у моего знакомого мужчины были в запасе вполне определенные и «обкатанные» на практике стихотворные строки.

Думаю, не ошибусь, если скажу, что на сегодняшний день стихи вышли из моды. Вы почти не встретите человека с томиком поэзии. Сегодня читают детективы и отчасти оккультную фантастику. Большинство нынешних песен нельзя назвать не то что искусством, но и вообще песнями как синтеза поэзии и музыки, выражающего душевное состояние отклика на события, перешедшие через чувства в песню.   

На мой взгляд, отсутствие интереса к поэзии – это уже  результат. А причиной такого результата является то, что школьная программа литературы, на которой мы воспитывались, просто вредна для детей. Это ж надо было додуматься включить туда Белинского, Чернышевского, Добролюбова, Достоевского, Толстого Л. Н., Маяковского, Горького и т.д., и т.п.

И это – для детей?.. Хорошо, что туда попали хотя бы Пушкин и Есенин.

Впрочем, сейчас появляются и некоторые иные авторы, но проку от этого не прибавилось. Чудо, если кто-то вообще после школы серьезно увлекается литературой и поэзией в частности.

К сожалению, сознание самих чиновников Минобразования изуродовано былым образованием. Приходится просто констатировать, что большинство из них даже не знакомы с настоящей добротной литературой, которая и считается искусством. Что ж, оно и понятно: с детства их мозги засоряли творчеством целой плеяды бойких рифмоплетов, писавших, например: «он хату покинул, пошел воевать, чтоб землю в Гренаде крестьянам отдать…».

А какой удар по восприятию поэзии нанесло присуждение Нобелевской премии Бродскому! Кто ж после знакомства с его «гениальным» творчеством захочет обратиться к творчеству малоизвестного поэта?!

Но приоткрыть чудесный мир поэзии для наших читателей все же возможно. И начать можно вот  с чего.

Естественно, все мы работаем. Но как мы отдыхаем? Устраиваем вечера городского романса? Нет. Водка, пошлые анекдоты, пьяные вопли «Ой, мороз, мороз…»

Мало того, еще про Стеньку Разина или «Живет моя отрада…» - разбойные, преступные песни, если уж откровенно. (Просмотрите их полные тексты.) И эти песни объявляются народными…

Что это? Желание удержать плебс на уровне полуживотных – пусть живут примитивными инстинктами, но выполняют свою работу?..

Да уж, такое вот «гармоничное развитие личности» происходило при коммунистах, наследием которых мы пользуемся до сегодняшнего дня.

Жизнь короткая и «пишется набело» — нельзя поправить прошлое как черновик.

Мне приходилось быть на юбилеях чиновников ранга председателя исполкома и директоров предприятий; на свадьбах детей генералов и далеко не бедных предпринимателей. И что же там было? Был стриптиз, а один «массовик-затейник» проводил конкурс, кто из женщин выпьет больше воды из бутылки, зажатой между ног мужчины выше колен!..

Хорошо, если у кого-то на празднике появляются хотя бы двойники Верки-Сердючки, цыгане или исполнители шансона.

Так наша жизнь и протекает…

Но вот что мне запомнилось. Когда мы восстанавливали Армению после землетрясения, в кругу простых строителей в один из праздников был конкурс на фанты: проигравший должен был исполнить художественный номер – спеть или сплясать. Я ничего такого хорошо не умею, поэтому прочитал короткое стихотворение:

По главной сути
Жизнь проста:
Ее уста...
Его уста...

Она проста
По доброй сути,
Пусть только грудь
Прильнет ко груди.

Весь смысл ее
И мудр и прост,
Как стебелька
Весенний рост.

А кровь солдат?
А боль солдатки?
А стронций
В куще облаков?

То всё ошибки,
Всё накладки
И заблуждения
Веков.

А жизни суть,
Она проста:
Ее уста,
Его уста...

 

И я получил аплодисменты за это стихотворение Василия Федорова, хотя мы все тоже тогда пили водку…

Гениальные поэты бессознательно, как бы само собой озвучивают свое состояние и даже обстановку, и при воспроизведении этих стихов та обстановка и чувства воссоздаются вновь, и мы это ощущаем.

Вот строки из стихов Николая Рубцова:

 

В глаза бревенчатым лачугам
Глядит алеющая мгла.
Над колокольчиковым лугом
Собор звонит в колокола.

Звон заокольный и окольный,
У окон, около колонн, -
Я слышу звон и колокольный,
И колокольчиковый звон.

 

И колокольцем каждым в душу
До новых радостей и сил
Твои луга звонят не глуше
Колоколов твоей Руси...

 

Созданный им в данном случае звуковой ряд  передает этот раздающийся звон, хотя слова вряд ли побирались специально. Они вылились по наитию, но реально наполняют наш слух колокольным звоном. 

Простите, но перед тем, как мы пойдем далее, я вынужден еще кое-что сказать.

Для того, чтобы не было в душе каждого нормального человека раздражающих противоречий, необходимо уяснить одну простую вещь. А именно: знание поэзии либо интерес к ней  — это никакой ни долг, ни обязательный атрибут образованного и культурного человека. Поэтому непрофессионалам к стихам нужно относиться по принципу нравится – не нравится.

Незнание имени Гарсия Лорки как и неумение объяснить, в чем «гениальность» творчества Андрея Тарковского, вовсе не означает, что Вы хам и\или невежда.

Однако мы знаем, что гениальность есть в творчестве Пушкина:

 

Я знаю: век уж мой измерен;
Но чтоб продлилась жизнь моя,
Я утром должен быть уверен,
Что с вами днем увижусь я...

 

И в творчестве Есенина:

Счастлив тем, что целовал я женщин,
Мял цветы, валялся на траве
И зверье, как братьев наших меньших,
Никогда не бил по голове.

 

Гениальность есть там, где наилучшим образом (лучше не скажешь) выражены чувства каждого, и с чем не поспоришь.

Во-вторых, ни один культурный и образованный человек не может быть профессионалом одновременно и в ядерной физике, и в литературе.

Конечно, агентство «BON TON» могло бы издать несколько сборников стихов с интересными и даже прекрасными стихами более конкретной тематики, но после всего, что сделано с поэзией в последние годы, особенно на эстраде, издавать поэзию без бюджетной либо спонсорской помощи невозможно.

Например, в сборник ироничной поэзии могли бы войти не только некоторые рубаи Омара Хайяма, такие как:

 

Океан, состоящий из капель, велик.
Из пылинок слагается материк.
Твой приход и уход - не имеют значенья.
Просто муха в окно залетела на миг...

 

 

 

 

Но и такие вот стихи:

Тяжело молчал 
Валун-догматик 
В стороне от волн... 
А между тем 
Я смотрел на мир, 
Как математик, 
Доказав с десяток 
Теорем. 

Скалы встали 
Перпендикулярно 
К плоскости залива. 
Круг луны. 

Стороны зари 
Равны попарно, 
Волны меж собою 
Не равны! 

Вдоль залива, 
Словно знак вопроса, 
Дергаясь спиной 
И головой, 
Пьяное подобие 
Матроса 
Двигалось 
По ломаной кривой. 

Спотыкаясь 
Даже на цветочках, - 
Боже! Тоже пьяная... 
В дугу! - 
Чья-то равнобедренная 
Дочка 
Двигалась, 
Как радиус в кругу... 

Я подумал: 
Это так ничтожно, 
Что о них 
Нужна, конечно, речь, 
Но всегда 
Ничтожествами 
Можно, 
Если надо, 
Просто пренебречь! 

И в пространстве, 
Ветреном и смелом, 
Облако - 
Из дивной дали гость - 
Белым, 
Будто выведенным мелом, 
Знаком бесконечности 
Неслось... 

(Н. Рубцов. «УТРО ПЕРЕД ЭКЗАМЕНОМ (Шутка)», 1960)

А вот еще:

Я в фуфаечке грязной
шёл по насыпи мола.
Вдруг откуда-то страстно
стала звать радиола: 

«Купите фиалки,
вот фиалки лесные.
Купите фиалки,
они словно живые...»

...Как я рвался на море!
Бросил дом безрассудно.
И в моряцкой конторе
всё просился на судно —
на буксир, на баржу ли...
Но нетрезвые, с кренцем,
моряки хохотнули
и назвали младенцем!

Так зачем мою душу
так волна волновала,
посылая на сушу
брызги быстрого шквала?
Кроме моря и неба,
кроме мокрого мола
надо хлеба мне, хлеба!
Замолчи, радиола...

Сел я в белый автобус,
в белый, тёплый, хороший.
Там вертелась, как глобус,
голова контролёрши.
Назвала хулиганом,
Назвала меня фруктом.
Как всё это погано!..
Эх, кондуктор, кондуктор!
Ты не требуй билета,
увези на толкучку.
Я, как маме, за это
поцелую Вам ручку!

..Вот хожу я, где ругань,
где торговля по кругу,
где толкают друг друга,
и «толкают» друг другу.
Рвут за каждую гайку —
русский, немец, эстонец!..
О.. Купите фуфайку.
Я отдам — за червонец...

                                                          (Н. Рубцов «Фиалки», март, 1962)

 

Или такая вот вещь:

 

Какой талант? Литвуз – и все дела!

— Ну кто теперь в поэтах без литвуза? —

Я заявил, когда явилась Муза

И за собой Пегаса повела…

 

Та вдруг опешила. В глазах мелькнул испуг.

Уже тому ли привела она Пегаса?

Ну, правда, он из второсортного запаса

Но и такой – не жертва для хапуг…

 

— Так Вы не Сахаров? Ну, то есть, не поэт?

— Да-да, я Сахаров. Насчет поэта – вряд ли…

Девичьи очи влагою набрякли:

— А мне сказали, здесь  живет поэт…

 

— Кто так сказал? У Вас там? Значит Я!

— Нет-нет, Вы на поэта не похожи…

— Да почему же? Разве только рожа…

Но все равно: давай сюда коня…

 

— Пегас не конь, что это за слова?..

Вы не поэт, и это сразу видно…

Зря к Вам тащилась. Боже, как обидно!

Вот снова разболелась голова…

 

— Постой, ну почему я не поэт?

Постой, постой, куда уводишь лошадь?

Она нужна мне – я б на ней на площадь!

Пришла и на тебе… Ведь это – полный бред!

 

Исчез Пегас, за ним исчезла Муза,

Но прежде, чем исчез сей образ тонкий

Я выкрикнуть успел вдогонку:

«Что? Поведешь к выпускникам литвуза?..»

 

Иногда и у меня жизненная ситуация вызывала иронию по отношению к себе самому:

 

 

И ни копейки за душой,

И где-то перевод в дороге,

И неприятность на пороге,

Влекущая скандал большой.

 

Нет ни знакомых, ни друзей,

Хоть умирай: тоска и голод!

А я еще красив и молод,

Мой труп годится и в музей.

 

И надо мне звонить и ехать,

Командировки вышел срок.

Ну что мне здесь сидеть за прок?

По радио внимая Пьехе.

 

Где ж взять мне эти ассигнации?

И стыдно, вроде, побираться…

Но надо как-то выбираться

Из этой глупой ситуации…

 

(Г. Сахаров. «Командировка»)

 

Поэзия должна быть живой, яркой, забавной, жизненной. Только тогда она привлекает и вызывает интерес, и только после этого можно отыскать строки, от которых замирает сердце.

Но нас десятилетиями «травили» рифмоплетством чуждых нам по душевному складу на генетическом уровне «поэтов», штамповавших штабелями свои поэтические сборники. Для чего был придуман не только «Союз писателей», но и литинститут. (Не отрицаю полностью их возможное существование, а возражаю против использования их в качестве инструментов для оболванивания.)

Вообще-то, на душевное состояние личности влияет даже географическая широта проживания. Ф.М. Достоевский вряд ли написал свои произведения в другом месте так, как они звучат у него, созданные в Старой  Руссе.

Но ведь «задушили» (скажем так) Николая Рубцова, не дали ему расцвести во всем его таланте. А много ли почестей выпало на душу Василия Федорова?

Так вот то, что соответствует нашему духу, сути и состоянию — удушалось накорню, даже к первым публикациям не допускалось.

Впрочем, и сейчас так же нагло, зло и цинично пытаются высмеять все русское, задушевное, родное. Как мерзко, эта, так называемая Елена Воробей скакала перед всей страной в костюме тела свиньи со складками, изображая Надежду Кадышеву… Разве это не национальное оскорбление?! (Про личное я уже и не говорю…) И все это мы и теперь должны терпеть? А может вместе с этим чудовищем из мавзолея выкинуть и его наследие?..

Да, нам надо еще над многим подумать…

Не могу не остановиться еще и вот на чем.

Одно время мне пришлось работать в клинической больнице с женским коллективом более тысячи человек. Получилось так, что вскоре «подоспел» праздник 8 Марта  (Международный женский день, «по-нашему»).

На торжественном собрании главный врач косноязычно выдавил из себя какие-то слова о матерях, после чего один молодой нейрохирург спел песенку «Коробушка», еще один пожилой врач, грациозно встряхивая остатками волос, простучал что-то на клавишах пианино, а затем женщины в рамках художественной самодеятельности и в концертных сарафанах спели что-то хором. Еще одна старушка-вахтерша пропела под перепляс частушки, и одна из медсестер попыталась изобразить шансон собственного сочинения.

Поневоле приходит на ум фраза поэта «как грустно, господа…».

Ну разве не для таких праздников нужны красивые стихи о женщинах?.. Когда же еще они могут быть уместны?

 

Зацелована, околдована,
С ветром в поле когда-то обвенчана,
Вся ты словно в оковы закована,
Драгоценная моя женщина!

Не веселая, не печальная,
Словно с темного неба сошедшая,
Ты и песнь моя обручальная,
И звезда моя сумасшедшая.

Я склонюсь над твоими коленями,
Обниму их с неистовой силою,
И слезами и стихотвореньями
Обожгу тебя, горькую, милую.

Отвори мне лицо полуночное,
Дай войти в эти очи тяжелые,
В эти черные брови восточные,
В эти руки твои полуголые.

Что прибавится - не убавится,
Что не сбудется - позабудется...
Отчего же ты плачешь, красавица?
Или это мне только чудится?

(Н. Заболоцкий. Признание)

 

   ***

О Женщина,
 Краса земная,
 Родня по линии прямой
 Той первой,
 Изгнанной из рая,
 Ты носишь рай
 В себе самой.

 Я говорю
 Библейским стилем
 И возглашаю горячо:
 Не Пётр — ключарь,
 А я, Василий,
 Заветным
 Наделён ключом.

 Мы любим
 По земным законам,
 И соблазняешь ты меня
 Не яблочком одним
 Зелёным,
 А сразу спелыми
 Двумя.

 О, Женщина,
 Душа томится,
 И жажда мучит
 Всё сильней.
 Пить!..
 Пить!..
 Мне пить
 И не напиться
 Бедовой радости твоей.

(ВАСИЛИЙ ФЁДОРОВ «КНИГА ЛЮБВИ»  Глава «О Ней»)

 

Но отдельного сборника лучших произведений русских поэтов о женщинах я никогда не встречал!

Ну и совсем уже напоследок процитирую еще одно стихотворение Василия Федорова.

 

Я целовал твое письмо,
Не унимая нервной дрожи.
В нем наказание само,
В нем отречение - и все же
Я целовал твое письмо.

Могло бы быть совсем иначе.
Не плачу я и не корю.
Но, и не плача, говорю:
Могло бы быть совсем иначе.

Мне говорят мои года,
Что бесполезен поздний опыт,
Что я нигде и никогда
Не повторю любовный ропот...
Так говорят мои года.

Я не тебя,
Я мир теряю.
Не жалуясь и не сердясь,
Тебе я горе поверяю:
Поэзии живая связь
Оборвана...

Я мир теряю!

 

Волшебный мир поэзии безграничен, но к большому сожалению, его замусорили, заслонили его от нас своими корявыми «виршами», а то и вовсе разрушили само представление о стихах речитативами в стиле Рэп, либо такими «перлами» как «ты целуй меня везде…».

Тем не менее, хотелось бы напомнить одну немного шуточную поговорку: «Красиво жить не запретишь!» Но что это такое на самом деле?

Красивый и благородный человек вызывает гордость и счастье  за то, что с этим человеком довелось быть знакомым. И, конечно же, круг своих знакомых многим так же хотелось бы составить из таких людей.

И это естественное желание нормальных людей, ибо суть человека – божественна.

Истинная магия настоящей поэзии в том, что человек, приобщенный к ней, сам становится красивее, благороднее, возвышеннее.

Суть истинной поэзии в волшебном свойстве очарования и магии, передающихся человеку при соприкосновении с такой поэзией.

К сожалению, колдовские заговоры, проклятия и наговоры построены точно по тем же принципам при создании колдунами локального информационно-энергетического поля.  

Но вслушайтесь, как поэтичны тексты молитв!..

Конечно, в данной статье я не говорю ничего нового и не открываю никаких секретов. Еще в греческой мифологии преподносилось как непреодолимое препятствие пение сирен, пытавшихся пленить  Одиссея поэтическим словом.

Для извечных оппонентов лириков — физиков и для прочих деятелей, не верящих в чудодейственные  мантры индийских йогов, суть моих измышлений здесь я «завернул» бы примерно так.

Когерентность какофонии монохроматического звукового ряда создает интерференцию волнового спектра за счет повторяющихся импульсов последующих всплесков, налагающихся на предыдущие по причине большей силы и скорости распространения, отправляемых за предыдущими новых звуковых сигналов.

При этом наибольшей амплитуды достигают колебания за пределами воспринимаемой звуковой частоты человеческим ухом, а на низких частотах, совпадающие по частоте с работой сердечной мышцы, и, что самое важное, — с работой желез внутренней секреции, впрыскивающих в кровь биохимические вещества, способные вызывать у слушающего состояния от эйфории до ужаса.

Таким образом может регулироваться не только эмоциональное, физическое и психическое состояние подопытного организма  за счет подбора определенных импульсов, что и используется в качестве физического процесса нейролингвистического программирования, но может регулироваться и в целом жизнедеятельность всего организма вплоть до полной остановки сердца.